Warning: mysql_query() expects parameter 2 to be resource, null given in /home/users/d/doshinkan/domains/afganistana.net/admin/modules/global.php on line 36
Кишлак Речеван

Алма-ата Тревога Марш Север Хара После Речеван Медрота 1980 год Замкомбриг Тора-Бора Уроды
  



 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

 

                                                                    17 мая. Кишлак Речеван.

События, прямо не связанное с гибелью первой роты, но косвенно повлиявшее на исход всей Печдаринской операции произошли чуть позднее.
После длительного марша по правому берегу реки, наш батальон остановился передохнуть в одном из населенных пунктов, уж и не помню как обозначенном на карте. Третья рота капитана Какимбаева поднялась выше всех, в нарушение приказа командира батальона организовать оборону в арьергарде подразделения. Опыт первой роты стоял перед глазами.
 

На фотографии - бойцы 3 роты.

Мудрый и опытный Какимбаев, обладающий звериным чутьем на опасность, вопреки команде приказал занять высоту, разместив подразделение таким образом, чтобы именно он, при необходимости, владел инициативой.
Отряд духов заметили спустя пару часов наблюдатели, выставленные старшим лейтенантом Аликом Мамыркуловым. Оповестив того о приближении многочисленного отряда противника, они отошли к основным силам роты, которая в полной тишине заняла исходные позиции для боя.
Удар для духов был столь неожиданным, что те практически не успев оказать сопротивления, пали расстрелянные в упор. «Огненный мешок», ранее удачно исполненный ими, оказался уже капканом для них. Безусловно, это был не их день. И не их праздник. И среди них не оказалось ни АГС ни Заколодяжного.
Третья рота, высунувшись по пояс из-за камней, с расстояния в десять – пятнадцать метров расстреливала врага, не успевшего даже повернуться к ним лицом. Испуганные бородатые лица попадали в перекрестие прицелов и мгновенно превращались в месиво. В течение получаса было все кончено. В плен не брали. Поднявшись в контратаку, бойцы третьей роты добили остатки отряда, пригвоздив их тела к серым камням ущелья. Не потеряв ни одного солдата.
Это даже нельзя назвать боем. Настолько быстро и жестоко он прошел. Ошибок не делал никто. Попытка сопротивления оборачивалась для духов смертью. Двое пытались поднять руки, но их так нашпиговали свинцом, что тела стали напоминать дуршлаг.  
Это вам за первую роту!
Такого количества погибших можно было наблюдать лишь на севере Афганистана в победном для полка бою лейтенанта Вити Гапаненка. Но там Витя воевал на броне. Здесь враг был повержен в равном бою. В равных условиях. На его территории. Таким же, как у него оружием. В отличие от Косинова, капитан Какимбаев не имел избытка генов хвастовства, потому о нем вскоре забыли, хотя товарищи и были отмечены какими-то наградами, да и итоги того боя не имели продолжения.
Капитан Какимбаев не отличался словоблудием. Был скромен, уживчив, но грамотен и азартен до боя.
Там тела лежали настолько плотно друг к другу, что казалось напоследок, они просто обнялись от безысходности. Позднее капитан Какимбаев в воспоминаниях укажет цифру 150, но это издержки возраста. Чем ближе маразм, тем больше врагов ты уничтожил. Априори. Думая, встретив сегодня Косинова, он рассказ бы, что именно он и лично уничтожил половину Афганистана. На самом деле третья рота уложила на лопатки около сорока духов. Именно эту цифру назвал мне Алик Мамыркулов, которому верить можно.
Обезумевшая от победы рота орала, сотрясая криком древние горы, доказав, самому себе в первую очередь, что Советская армия жива. И всегда будет жить не бахвальством её командиров, но силой оружия.
- Это, за тебя, - позднее скажет мне Алик, коснувшись рукой моего плеча, - За всех наших….
Удивительное дело, в бригаде пользовались авторитетом Смирнова лишь те командиры рот, которые откровенно лгали в боевых донесениях, а по-настоящему смелые решения ротных не учитывались при распределении наград. А также те, кто при нем показывал визуально наблюдаемую «боевую работу», с отдачей громких приказов, придания лицам мужественных черт, что от умиления у комбрига наворачивались слезы. 
Каждая успешная операция разбиралась по косточкам и преподносилась как гений командира роты, возглавившего бой. Или гений командира батальона. В зависимости от того, какая операция. На самом деле встретив сопротивление духов, подразделения, как правило, падали среди камней, не желая двигаться дальше. Даже под угрозой расстрела. А если противодействовал огонь из автоматов противника, старались выйти поскорей из боя, трусливо выводя подразделения с гор к боевым машинам. Как это сделал тот же капитан Косинов в провинции Лагман.
Слева но фото - А.Б.Мамыркулов.
За все время присутствия 66 бригады в Афганистане, та никогда больше не вела столь упорные бои, кои были в 1980 году. И именно в них отражалась вся несостоятельность всей советской армии. Мир боялся не эту армию лживых карьеристов. Он боялся тех, кто придет за нами. Партизан. С кем мы входили на территорию этой страны, успевшие доказать на деле свое умение в бою.
Не многие знают, что лишь неординарные разработки при планировании операций приводят к победе. Гибкость ума и хитрость на поле боя являлись основными инструментами, ковавшими победу. И более всего этим качествам отличалась разведывательная рота под командованием Вити Гапаненка, первым переодевшим своих бойцов в душманскую форму одежды. Но это исключение из правил -  в Афганистане все было наоборот. И в приоритетах числилось лизоблюдство, хвастовство, ложь.
Постоянно убеждался в том, что кумовство, расплодившееся в Советских Вооруженных силах не было следствием чьей либо ошибки. Это была целенаправленная политика лиц, руководивших армией в послевоенное время, желавших продолжить свой род вечно. Дети генералов, становились генералами. Или женами будущих генералов. Достаточно просмотреть родословную уже Российской армии. Традиции вечны. Но они гибельны при войне.
Армия, построенная на традициях не боеспособна. Гены победителей не передаются по наследству. Командующие войсками должны коваться на поле боя, а не в тиши кабинетов. Но это в теории. На практике все было иначе. В Венгрии, куда судьба забросила меня после Афганистана, в город Сегед, служил внук маршала Мерецкова. Этот деятель в звании лейтенанта и должности командира взвода на марше задавил на смерть одного бойца, будучи за рулем автомобиля, а спустя месяц принял роту.
Но продолжим про Афган.
На десятые сутки, не встречая сопротивления, мы протаранили ущелье до конца, стволами коснувшись границы зон ответственности бригады. Двигаясь вдоль реки, мы были уверены, что сопротивления силы обороны нам уже не окажут, хотя мелкие стычки и продолжались, интенсивность боёв откатывалась к нулевой отметке.  Но нас ждала очередная напасть.
Болезни.
Непривычные условия боя на высотах близкие к 3000 метров, требовали от нас особой выдержки, выносливости и взаимопомощи. Как когда-то немцы в 1941 году, мы не учли ряд обстоятельств, косвенно влиявших на общую боеготовность, слаженность подразделений, а в итоге – и на всю компанию.
Болезни, они стали преследовать наш первый батальон, начиная с 20 мая. А к 25 практически все слёгли с температурой за 40. По ночам я слышал крики бредивших людей, напоминающие стоны раненого зверя. Уже не стесняясь, мы разводили костры, у которых лежали больные люди. Но даже огонь не мог их согреть. Днем, многие валялись трупами, без медицинской помощи, охраняемые своими товарищами, в которые ставили исключительно здоровых бойцов. Но их силы были не бесконечны.
А 29-го командование бригады приняло решение свернуть операцию, которая принесла самые страшные, за все время существования 66 бригады, потери. По данным генерала Меримского – командовавшего всеми войсками в том районе, в той операции 66 бригада потеряла 46 человек убитыми и более 60 ранеными, из них 32 убитых и 25 раненых пришлось на бой в Харе. Не считая двух пропавших без вести.
Я потерял из своей группы в 10 бойцов – ВОСЕМЬ человек. Живыми остались рядовой Деревенченко и ефрейтор Дидык. Деревенченко отправили в Союз через неделю после Хары, а Дидык, позднее, подорвался на фугасе в Сурхруде. Сдетонировали боеприпасы – мины к 120 мм. миномету – в количестве 40 штук в кузове ГАЗ-66. Я видел воронку от того взрыва. По глубине – не менее полутора метров. Как от авиабомбы. Вокруг искореженный металл. Он выжил…оглохнув на одно ухо. Хотя какая, на хрен это жизнь?

 

 



Нравится Друзья
 

Дата: 27.06.2017 г.
Время: 9 ч. 50 мин.

27 Июня 2017 г.
Пн   5121926
Вт   6132027
Ср   7142128
Чт18152229
Пт29162330
Сб3101724   
Вс4111825   

на сайте
Гостей: 4
Пользователей: 0
Поисковых роботов: 1
Yandex;
Всего: 5

[AD] [AD] [AD]
[AD] Раскрутка сайта, контекстная реклама [AD] [AD]
Проверить тиц и PR free search engine website submission top optimization

                                                                                © 2007-2017 г. Все права принадлежат Котову Игорю Владимировичу и защищены Законом.